Помогут ли президентские поправки российскому бизнесу?

Год назад в Послании Федеральному Собранию Президент много говорил о недопущении незаконного преследования предпринимателей и отъема бизнеса. Преступная практика достигла настолько угрожающих размахов, что потребовалось прямое вмешательство Владимира Путина. Несмотря на противодействие со стороны некоторых юридических кругов президентские начинания были отчасти реализованы, а основная «экономическая» статья 159 УК РФ подверглась редакции и дополнилась тремя пунктами. «Коммерс — это пыль» В России среди силовиков есть характерная поговорка – «коммерс — это пыль». Её смысл в том, что ни уголовники, ни сами силовики не уважают предпринимателей. Воры в законе считают их «дойными коровами», а силовики могут стереть практически любого бизнесмена в лагерную пыль, лишить здоровья, денег и имущества, если коммерсант не предусмотрит себе некую «крышу» в виде людей в погонах, которая может защитить его от произвола правоохранителей. Причиной этому может послужить банальная жадность. Как когда-то писал Крылов: «А виноват ты в том, что хочется мне кушать». В России не так-то много людей, которые могут выстроить бизнес, организовать новые рабочие места и реализовать проекты, которые достойны представлять страну на международном уровне. Да и те боятся работать на родине, поскольку сталкиваются с негативным, а то и преступным отношением власть предержащих. Послание президента Федеральному Собранию В декабре прошлого года Владимир Путин выступил со своим ежегодным посланием к Федеральному собранию, где озвучил проблему плохого делового климата поздней России. По его словам, в работе надзорных органов «по-прежнему доминирует обвинительный уклон», и вместо пресечения отдельных нарушений они создают проблемы тысячам законопослушных и инициативных граждан нашей страны. Проблема была обозначена им довольно откровенно. «За 2014 год следственными органами возбуждено почти 200 тысяч уголовных дел по так называемым экономическим составам. До суда дошли 46 тысяч из 200 тысяч, ещё 15 тысяч дел развалилось в суде. Получается, если посчитать, что приговором закончились лишь 15 процентов дел. При этом абсолютное большинство, около 80 процентов, 83 процента предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес. То есть их «попрессовали», обобрали и отпустили. И это, конечно, не то, что нам нужно с точки зрения делового климата. Это прямое разрушение делового климата. Я прошу следственные органы и прокуратуру обратить на это особое внимание». Пристальное внимание президента Обычно Путин не посещает ежегодные совещания судей и позицию Кремля доносит до работников судебной системы глава президентской администрации. Но в феврале 2016 президент сделал исключение, чтобы еще раз подчеркнуть важность скорейшего решения этой проблемы и лично разъяснил суть предстоящей декриминализации некоторых уголовных статей на таком ежегодном совещании. Актуальная тема — поставить барьер на пути тех, кто использует уголовное преследование как дубину в корпоративных спорах, конфликтах, как многие говорят, разборках, или отъема собственности у законных владельцев. Уже после выступления Президента на ежегодном совещании судей уровень уголовно-правового воздействия на бизнес-среду достиг своего максимума. Если в 2015 году правоохранительными органами возбуждено 234 620 уголовных дел – больше чем когда-либо, то в июле 2016 года эта цифра выросла еще на 18% и достигла 144 570 только за первое полугодие. Несмотря на существование прямого запрета арестовывать предпринимателей до суда, число арестов растет с каждым днем. Особенно это касается регионов, где коррупционные цепочки выстраиваются годами, и люди не имеют элементарных инструментов, чтобы отстаивать свои права. В этом случае ситуацию зачастую удается переломить, только если предать факты преступлений огласке на федеральном уровне. Помогут ли президентские поправки российскому бизнесу? ПАСМИ в своих расследованиях часто сталкивается с тем, что силовики используют административный ресурс в качестве такой «дубины». Например, в одном из последних расследований мы писали о том, как гигантский московский Бизнес-центр «Академический» на проспекте 60-летия Октября был отобран у законных владельцев сразу же после погашения ими кредита за здание. На примере этого расследования хорошо видны как действия рейдеров, судей и правоохранителей согласовываются в намерении «хлопнуть» бизнесмена. Из-за этого деловой климат в нашей стране считается очень плохим, что сказывается на низком притоке инвестиций и нежелании инициативных и талантливых бизнесменов вести дела в России из-за опасности быть ограбленными теми, кто по идее должен их защищать. Для улучшения делового климата в стране группа президентских экспертов подготовила пакет законопроектов, которые Путин в конце мая внес в Государственную Думу. Президентский законопроект дополнил ст. 159 УК РФ (мошенничество) новым квалифицирующим признаком (ч. 5–7) — преднамеренное неисполнение договорных обязательств, причинившее ущерб. В случае причинения крупного ущерба, от 3 000 000 рублей и более, предлагается лишать мошенника свободы на срок до шести лет, если ущерб особо крупный и составляет от двенадцати миллионов рублей, то наказание утяжеляется до 10 лет. Владимир Путин подчеркивал, что не говорит об особом отношении к предпринимателям со стороны уголовного права. Требования закона ко всем должны быть едины, но в силу сложности предпринимательской деятельности, рисков, которые их сопровождают, порой не так просто разобраться, где уголовное преследование оправданно, а где под видом борьбы с нарушением закона происходит злоупотребление правом. Нельзя сказать, что президентские поправки приветствовали стороны профессионального сообщества. Например, Федеральная палата адвокатов сочла президентскую поправку к Уголовному кодексу теоретически несостоятельной. Шла критика и со стороны бизнес-сообщества, а также Верховного суда, где говорили об оценочном суждении критериев, квалифицирующих бизнес-мошенничество. Тем не менее третьего июля президентские поправки все-таки вступили в силу, и интересующая нас статья 159 УК РФ была дополнена тремя частями. Смысл поправок в поднятии порога ущерба для мошенничества в сфере бизнеса, что в любом случае поможет хотя бы мелким предпринимателям в отстаивании их прав. Например, раньше суд мог арестовать предпринимателя по статье 159 и, будучи уже в заключении, бизнесмен лишался всего, а теперь есть возможность отделаться штрафом, если причиненный ущерб не слишком велик. Также в начале ноября был принят проект Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности». В этом документе еще раз подчеркнута необходимость неукоснительного соблюдения нормы о запрете ареста предпринимателей, который предусмотрен ст. 108 УПК. Прошло мало времени, чтобы оценить пользу или вред от этих поправок, но ясно одно – это лишь элемент работы, которая может быть эффективной только в комплексе с другими действиями. Мнение экспертов На заседании общественного совета Центра Общественных процедур «Бизнес против коррупции» сопредседатель «Деловой России» Андрей Назаров отметил, что реформы не должны ограничиваться либерализацией уголовного законодательства в отношении предпринимательства – необходимо проработать и меры уголовного преследования за фабрикацию дел в отношении предпринимателей: «Год назад президент говорил о том, что нужно наказывать тех, кто осуществляет уголовное преследование предпринимателей. Нужно усилить уголовное преследование против тех, кто свободно трактует законодательство в отношении предпринимательства и бизнеса в целом. Если на 2014 год по экономическим статьям было возбуждено 200 тысяч уголовных дел, то в 2015 году их уже 235 тыс. Это же пятнадцатипроцентный рост! Когда человека убили или покалечили, это ничем не восполнить — никаким штрафом и уголовным сроком. Никогда не восполнить отобранную жизнь или инвалидность человека. Средний срок заключения за экономические преступления 6-7 лет. За 6 лет ничего не остается от бизнеса, от семьи, от здоровья и репутация — ноль. Выходит — бизнеса нет, кредит ему никто не даст, потому что есть судимость. Из года в год уменьшается количество желающих прийти в бизнес. Прокатившаяся по стране волна громких арестов чиновников и силовиков самого высокого ранга может быть показателем общего ужесточения государственной политики в отношении коррупции, поскольку нельзя либерализовать законодательство в отношении бизнеса, но при этом не наказать ворам в погонах. Конечно, подобные карательные действия напугают бандитов во власти, а либерализация законодательства даст малому и среднему бизнесу те инструменты, с помощью которых он сможет выживать в достаточно нелёгком российском деловом климате. http://guardinfo.online/2016/12/02/pomogut-li-prezidentskie-popravki-rossijskomu-biznesu/
Дата: 09.01.2017
Просмотров: 199